О репеллерах и паразитах. Часть 1 "Путь"

О репеллерах и паразитах. Часть 1 "Путь"

Этот город огромен. Этот город громаден и многолюден. Этот город, как живой организм, но вместо крови, его наполняют люди. Движутся они каждый день в только им известном порядке из одного края города в другой, а вечером наоборот. Люди используют для движения вены автомобильных дорог и артерии метро. Город ещё молод, ему нет и сорока лет, но вены его уже извечно забиты тромбами автомобильных пробок.

Спасение для спешащих на работу людей – двухколесный транспорт. В моем случае- это электромопед, мой транспорт и одновременно лучший друг, который отвозит меня до станции метро. Шустрый, экономичный, преданный, а главное – молчит всю дорогу.

Единственный недостаток такого электродруга – маленький объём батареи. Заряжать её нужно каждые два – три дня. Упустишь этот момент и карета, в самое неподходящее время превратится в тыкву.

“Это мой мопед. Таких мопедов много, но этот мой. Мой мопед — мой лучший друг. Без меня мой мопед бесполезен. Без моего мопеда бесполезен я.”

Завтра ответственная инспекция (а разве бывают другие?). Заранее, перед сном спускаюсь к парковке, долго ищу не занятую розетку, чтобы подключиться. Поиск не простой, заряжать стальных коней можно только в спец. местах. Тащить батарею домой строго нельзя, ибо взрываются они легко и с удовольствием, подпалив так уже не одну многоэтажку.

Фото зарядочной зоны

 

Ловким движением руки приконнекчиваюсь к розетке, оплачиваю зарядку через приложение и ухожу в закат. Что может быть проще.

Утро, опустевшая парковка. Лучи солнца освещают изрядно охр удивлённого меня и мой незаряженный мопед. Какая-то… негодяй, не найдя свободной розетки, нагло отключила мой транспорт и встала на моё место. Очевидно, негодяй не ожидал, что я встану ещё раньше, чем он, потому что его ржавый драндулет, всё еще стоял на месте преступления, с воткнутой в мою розетку вилкой.

Половину пути я ехал как человек, который забыл дома права- оооочень медленно и аккуратно, чтобы максимально экономить остатки электричества, но все равно, вторую половину пути толкал мопед к метро. Я опаздывал на работу и изнывал от жары, но одна мысль заставляла мое лаовайское* лицо кривится в усмешке. Картина, где низкорослый вредитель прыгает, пытаясь снять с высокого дерева свою зарядку для мопеда, которую кто-то туда забросил. Магия.

Лаовай (кит. 老外) – иностранец

Со злорадным свистом, мимо проносится удачно упущенный поезд метро. Следующий прибудет только через 10 минут. Буря эмоций выливается в несколько умеренно нецензурных слов во след вагону. Буря брани высказана умеренным тоном и не вызвала отклика в окружающих. Жители китайского мегаполиса вряд ли что-то поняли, а скорее посчитали забавными звуки иностранца с толстым рюкзаком за плечами, который явно торопится успеть на работу.

В тесный вагон метро проникаю со второй попытки, несется вагон от центра города к его промышленным окраинам. За окнами проносятся сияющие комплексы торговых центров, микрорайоны с роскошными многоэтажками и цветущими парками.

Поезд ныряет под землю, а когда возвращается на поверхность, за окном уже другая картина. Пыльные пятиэтажки, не выше родных хрущевок (ДэнСяопиновки?). В окнах, на зубах жестяных решёток густо развешано пестрое сохнущее белье. Узкие улочки полны шумной и многочисленной детворы. Остается еще десяток километров социальной дистанции от зажиточного центра, до пролетарской окраины города.

У выхода метро многолюдно. Спешат на смену разношерстно одетые заводские рабочие, менеджеры разных уровней звена, вездесущие доставщики еды. Промоутеры предлагают взять у них листовку, чтобы отнести к ближайшей урне. Среди потока спешащих людей, коршунами высматривают свою добычу мототаксисты. Весь день напролёт дежурят они на мотоциклах возле выходов метро, выстраиваясь в длинные очереди перед особо злачными местами.

Фото Очереди мототаксистов

Полиция регулярно устраивает облавы на этих злостных нарушителей ПДД, которые почти никогда не имеют водительских прав. Полицейские совсем не церемонятся с несчастными водителями, подкарауливая их в узких переулках или одеваясь в гражданское, садятся сзади и тут же заламывают им руки. Транспорт изымают на месте, а водилу, как правило, отпускают на все четыре, погрозив на прощанье пальцем.

Передо мной очередь таксистов, человек в 50. Ведут себя друг к другу агрессивно. Конкурентов много, здесь процветает принцип «кто первый встал, того и тапки». Увезти клиента у коллеги по опасному бизнесу могут моментально. Едва я ступил на землю, ко мне тут же подскочил один таксист, схватил за руку и дико тараща глаза стал волочь к своему мопеду. Ничего хорошего у него из этого не вышло, и он с бранью на весь род иностранцев отступил в конец очереди.

Немного подумав, я решил, что если уж так сильно человеку хочется меня подвезти, то почему нет? Но сквернословие тоже ему спустить нельзя. Подхожу к самому первому таксисту, говорю адрес и спрашиваю, за сколько тот меня довезет.

– «За тридцатку доедем», –  Не задумываясь говорит тот,

– «Давай за пятёрку?»

Таксист меняется в лице и демонстративно отворачивается от меня. Я пожимаю плечами и иду ко второму таксисту. Тот со мной даже разговаривать не хочет. Громко предлагаю ещё пятерым довести меня почти бесплатно черт знает куда, но те тоже себя уважают.

Иду в конец длинной очереди, к тому самому таксисту, что подскакивал ко мне. Парню не было известно о моём спектакле. Нагибаюсь к нему, тыкаю под нос адрес и тихонько предлагаю отвезти за 30. Окружающие таксисты с усмешкой следили за мной и ожидали, что парень тоже откажется от оскорбительно дешевого предложения, но увидели, как тот с улыбкой закивал и я сел сзади. От конца очереди, до её начала мы проехали под свист и улюлюканье таксистов, а в сторону парня неслись те слова, которые он изначально адресовал мне.